Обращайся с людьми так, как ты хочешь, чтобы обращались с тобой. Этим постулатом и руководствовался мой друг Эдуард Меркер, когда угощал нас восхитительным горячим кофе практически у трапа самолета. А на прохладном утреннем томском воздухе, да еще и после перелета — это именно то, что пробуждает и дарит силы. Спасибо!

Мы с Настей влюбились в город уже по дороге в гостиницу. Фотографии, конечно, не передадут всю пасторальность вида на Томь. Начало городу положил Томский острог. Он рос, развивался, но и сейчас кое что сохранилось с XVI века. Например, этот мазаный храм. А старинные деревянные дома с резными наличниками, фигурными коньками на крышах и воротами с деревянным орнаментом с 200-летней или даже 300-летней историей, которые выхватывает ваш взгляд через каждую сотню метров.

Городом студентов Томск называется совсем не зря. Первый в Сибири университет открылся в 1888 году и сейчас примерно 1/5 населения — это как раз студенты. Ну и мой внутренний Асклепий не мог пройти мимо памятника Чехову. Его фигура представлена в гротескном и карикатурном виде, но в этом и был замысел скульптора Леонтия Усова. На памятнике надпись — «Антон Павлович в Томске глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и не читавшего «Каштанку». Кстати, после посещения Томска, Антон Павлович остался доволен яствами, но крайне недоволен другим. Скучно, сказал... и публичные дома так себе. Про вкусную еду - правда. Остальное проверять не буду.

"Ксанф, выпей море!"

"Ксанф, выпей море!"

Сочные сибирские каникулы продолжались в Томском доме учёных, где меня попросили рассказать об эстетической хирургии молочной железы за 45 минут. А я и согласился! Слава Богу — выкрутился, поставил рамки, нарисовал границы, а через час с лишним мне дали знать, что не уложился. Но всем понравилось.

На следующий день вместе с коллегами провели ряд показательных операций в Томской областной больнице. Состав лекторов и операторов был поистине интернационален: Томас Кемптни из Чехии, Джон Теа Ким из Южной Кореи, Йохиширо Кимата из Японии и мой друг — Слава Васильев. Раньше я бы написал, что он из российского Челябинска, но нет, сейчас из сербского Белграда. Огромное спасибо организаторам и лично профессору Александру Ивановичу Цуканову. Сибирское гостеприимство не знает границ!

А вечером мой друг и коллега Эдуард Меркер устроил нам фантастический вечер в потрясасающем месте — творческой лаборатории «Золотой воробей», он же «Кук-ку, кофейку?», где делают красивых кукол, затейливые украшения, необычную одежду и принимают гостей. Там же мы устроили настоящий бардовский батл, в котором участвовал и ваш покорный слуга. Пели все, но звездой представления стал Степан Тимофеевич Бондаренко, отец Эдуарда. Диву даешься, как он виртуозно обращается с гитарой почти в 80 лет. Мы едва успевали поспевать и подпевать.

В калейдоскопе этих дней завертелись Томский драматический театр, который оказался выше всяческих похвал, встречи с друзьями, операции, презентации... На прощанье профессор Д. Т. Ким подарил мне свою монографию — результаты его многолетнего труда. Вы спросите, каков итог сибирских каникул? Предсказуем — плюс 4 кг. Берём себя в руки и за работу!

Хотитеперемен?


Обсудим этона консультации

Записаться